Дообогащались: в Томске можно погибнуть от аппендицита, или К чему привел приоритет частной медицины над государственной?

В Томске вот уже неделю все обсуждают очередной резонансный случай гибели молодого человека, произошедший по халатности врачей. От острого аппендицита 20 сентября в горбольнице №3 скончался 23-летний Владислав Ромашов. Эта тема вызвала повышенный общественный резонанс и большое обсуждение в социальных сетях, блогах и в СМИ не только Томска, но и России. Так, почему такое стало возможным?

Просто страшно

История с Владиславом Ромашовым была обнародована его родственниками в социальной сети «ВКонтакте», где появился большой пост об этом. Изложенное в нем повергает в шок и тихий ужас. Оказывается, парень почувствовал боли в животе еще 16 сентября, у него поднялась температура, начался озноб. Ему сразу вызывали «скорую помощь», врачи поставили укол от температуры. Позже он сам обратится к врачу по месту жительства, где ему объявили диагноз – ангина. Через сутки к температуре присоединяется сильная боль в правой части живота. Около часа дня родные Владислава снова вызывает «скорую». Его везут в 3-ю городскую больницу, а оттуда направляют в СибГМУ, сделать УЗИ, рентген, ЭКГ и сдать анализы крови…

Зачем ради банальных анализов остро больного человека своим ходом отправили в федеральную клинику – вопрос, на который, на мой взгляд, должны ответить следователи. О том, что в городских больницах Томска сократили целые поликлинические отделения, что обеспечило поток «клиентов» в клиники СибГМУ Ольги Кобяковой, знают все. Но что дело дошло уже и до обычных анализов – мы были не в курсе. Получается, это происходит даже когда счет идет на часы!

Врач УЗИ-кабинета предположил острый аппендицит. Однако госпитализация так и не состоялась, поскольку больному так и не выдали выписку, без которой она невозможна. Больному, который прождал до 21:00, пришлось уйти домой. Ну а на следующий день Владислав Ромашов испытывал уже невыносимые боли в правой части живота. Его снова везут в 3-ю горбольницу. Там он сразу попадет в инфекционное отделение. Его состояние быстро ухудшается. Ночью 20 сентября больной умирает от остановки сердца. В справке о смерти, выданной родным Ромашова, говорится, что причиной смерти стал острый аппендицит и инфекционный колит невыясненной этиологии. Хотя что ж тут «невыясненного»?

Следственный комитет Томской области уже возбудил уголовное дело по всем этим фактам. Но наказать «отдельно взятых» врачей здесь явно мало. Ведь речь идет о целой системе, которая складывалась все последние годы, когда всеми силами у нас развивали только частную медицину. Причем по всем фронтам: факт тотального недофинансирования медицины со стороны бюджета признала уже даже пугливая в оценках томский омбудсмен Елена Карташова. В итоге качество обслуживания в муниципальных больницах, мягко скажем, оставляет желать лучшего. И куда в таком случае податься хоть сколько-то платежеспособному пациенту? Конечно же в частную медицину, некоторые томский владельцы которой уже давно долларовые миллионеры…

Как рассказали нам свои источники из той же третьей городской больницы – многие врачи работают там на полставки, получая свой основной доход у частников. Вот почему умирающего парня могли оставить до утра без операции – делать ее было просто некому. Платить врачам по полной и сколько положено больнице просто не с чего. Зато по настоянию некоторых чиновников третья горка выплатила миллионы рублей коммерческой фирме «Форо» за тот самый злосчастный томограф. Причем сделала это по «добровольно» проигранным искам в суде. Сказать, что смерть молодого человека напрямую связана со всеми этими нездоровыми фактами, нельзя. Но, если мы говорим о системе как таковой, где во главу угла поставлен заработок, а не здоровье человека – то выводы здесь очевидны. Вопрос только в том, задумаются ли о происходящем должностные лица хотя бы сейчас, когда одна из смертей получила всероссийскую огласку?

Умереть от пневмонии

Увы, такие смерти пациентов в больницах Томска стали в последнее время происходить очень часто. Совсем недавно мы писали о трагедии томского пенсионера БорисаТерехова, у которого в горбольнице №3 из-за пневмонии умер сын. Взрослый мужчина скончался после того, как врачи двое суток отказывались его госпитализировать. В начала декабря прошлого года он простудился, причем болезнь быстро развивалась. 11 декабря ему стало тяжело дышать, и родственники привезли его в клинику СибГМУ на обследование. Врач «скорой», который тогда приехал на вызов, сразу же определил пневмонию. Но в клинике СибГМУ, сделав рентген, сказали, что ничего опасного нет, и отправили пациента домой. После возвращения домой Сергею Терехову стало ещё хуже. Боли в области плеча не прекращались, появилась тяжелая одышка, он стал задыхаться. Однако врачи «скорой помощи», которых родственники Сергея много раз вызывали 12 и 13 декабря, отказывались госпитализировать больного в стационары города, несмотря на резкое ухудшение его состояния. Аргумент – «не было оснований для госпитализации». Ему лишь ставили обезболивающие уколы. Больше никто ничего не хотел делать, хотя мужчине становилось все тяжелее и тяжелее дышать. Только 14 декабря молодая доктор, приехавшая на очередной вызов «скорой», осмотрев пациента, сразу же сообщила, что у него явная осложненная двусторонняя пневмония и ему нужна немедленная госпитализация. Больного увезли в горбольницу №3, там Сергей сразу же попал в реанимацию, где на следующий день скончался от остановки сердца. По факту врачебной халатности Следственным комитетом в феврале этого года было возбуждено уголовное дело, но чем завершилось его расследование – неизвестно. Пока информации на этот счет опубликовано не было.

 

Стоит ли удалять зубы?

И конечно, стоит вспомнить шокирующую историю со смертью пациента Евгения Шалдо в той же горбольнице 4 года назад, которому врачи так «удалили» зуб мудрости, что человек умер.

Напомним, 12 апреля 2013 года в отделении челюстно-лицевой хирургии городской больницы №3 скончался 37-летний Евгений Шалдо. Мужчина поехал в больницу на прием к стоматологу около 6 часов вечера. В 23:45 вечера из больницы позвонили его жене и сообщили о том, что ее супруг скончался. В справке о смерти в качестве причины указано, что умер пациент от обильной кровопотери, в результате ранения при проведении трахеотомии. По факту смерти следователи возбудили уголовное дело по статье «причинение смерти по неосторожности». В июне 2014 года уголовное дело было расследовано и передано в суд, потом все затянулось. Подсудимый врач Илья Курбатов, который проводил трахеотомию, просто не являлся на судебные заседания, предоставляя справки о том, что находится «на лечении». Всё длилось более полугода, пока срок давности по этому делу не истек. Дело было прекращено в суде на этом основании. Гособвинитель просил для подсудимого 3 года ограничения свободы и 3 года лишения права заниматься медицинской деятельностью. Адвокаты подсудимого настаивали на рассмотрении ходатайств о признании врача невиновным. Сам обвиняемый в своем последнем слове сказал, что он сожалеет о том, что не смог спасти пациента. Сейчас Илья Курбатов по-прежнему продолжает работать в 3-ей горбольнице в ЛОР-отделении. Родственникам погибшего было лишь выплачено 1,4 млн рублей моральной компенсации по гражданскому иску…

Станнислав МИКРЮКОВ

 


Счет – на десятки?

Спасти рядового Семенова тоже не удалось…

Освещая такие дикие инциденты со смертью молодых людей, которые могли еще жить и жить, хотелось бы напомнить и о шокирующей истории, которая произошла в Томске в сентябре 2010 года в ликвидируемом военном госпитале, где от менингита скончался 22-летний солдат Дмитрий Семенов из Челябинска.

Эта история начинается с того, что государство в лице Министерства обороны решило закрыть один из четырех военных госпиталей в стране и Томский военно-медицинский институт (ТВМИ). В конечном итоге госпиталь (как и вуз) закрыли несмотря на протесты населения, работников института, самих же военных, как и правительства. Но Москва требовала окончательно закрыть всё уже к 1 октября 2010 года. Но вот незадача, в госпитале оставался последний пациент – рядовой Дмитрий Семенов. Парня совсем недавно забрали из Челябинска отдать долг Родине, сразу после получения высшего образования, а уже через месяц привезли из военной части в состоянии комы в ТВМИ. «Благодаря» безалаберности военных, в которой сомневаться не приходится, поставить точный диагноз вовремя никто и не пытался, списывая плохое состояние на простуду. Позже у Дмитрия Семенова диагностировали вирусный менингит. В итоге в военном госпитале, который требовалось срочно закрыть, оставался абсолютно нетранспортабельный пациент, которого было нельзя никуда перевозить, о чем было публично заявлено. Поскольку чиновникам военный госпиталь нужно было как можно скорее закрыть и «сдать все дела», перевозкой тяжелобольного пациента все равно занялись, несмотря на протесты матери и общественности. 22 сентября парня решили перевезти в ОКБ. В эту же больницу сразу же попала и мать военного, которая от стресса слегла в неврологическое отделение. Через день после транспортировки Дмитрий Семенов скончался.

Конечно, потом поступили официальные комментарии, что смерть солдата не может быть связана с транспортировкой, но едва ли их кто-то воспринимает всерьез. Да и не могут эти слова быть оправданием для всей череды событий, предшествовавших смерти. Похороны солдата и прощание с ним в ритуальном зале – отдельная тема. Деньги на прощание с сыном в ритуальном зале Томска матери собрали медсестры госпиталя, которые прониклись ее трагедией.

И это далеко не все инциденты, которые произошли в Томске за последние 7 лет. Сколько же их было на самом деле, не попавших в прессу? Судя по комментариям томичей, их десятки, если не сотни…